ГлавнаяНовости«А можно с Мамедом поговорить?»

«А можно с Мамедом поговорить?»

28 октября 2019 - Администратор
article1383.jpg

 Посетители дербентской крепости не могут пройти мимо этого красавчика

 

В Дербентском музее-заповеднике появился необычный экскурсовод, который сам тут же стал объектом пристального внимания. Робот по имени Мамед уже несколько недель работает гидом в Нарын-кале.

 Мамед – из «семейства» Promobot, сервисных роботов для бизнеса. Умная машина общается с людьми, распознает лица и речь, самостоятельно передвигается, избегая препятствия. Робот – автономный, он не нуждается в контроле со стороны человека. Promobot подключается к любой внешней системе: базам данных, системе безопасности, сайтам и сервисам. Сегодня около 500 роботов этой серии «работают» в 34 странах мира гидами, консьержами, консультантами, промоутерами, заменяя или дополняя обычных, живых, сотрудников. Роботов можно встретить в аэропортах, отделениях сотовой связи и банках, торговых и бизнес-центрах, ресторанах, музеях, жилых комплексах.

Промоботы общаются с помощью искусственного интеллекта и даже сами способны определить, когда пора подзарядиться. Владелец робота может легко добавлять необходимые фразы в его лексикон, создавать для него собственные движения, эмоции и даже танцы. Для этого не нужно специальное образование.

– Такой робот был в числе интерактивных проектов нашего музея еще пять лет назад. Это не сегодняшняя идея. Просто сейчас мы уже купили не третью модель, а пятую. В основном таких роботов делают в Перми. Все детали российские, – рассказывает Али Ибрагимов, директор Дербентского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

 

– Имя роботу выбрали с местным колоритом. Разные варианты были. Например, Магомед. Но это имя пророка. А в Дербенте очень популярно имя Мамед. И мы решили дать его, ведь каждый робот имеет свое имя. Еще думаем сделать ему шапку такую в стиле аэродрома, чтобы совсем на местного похож был, – с улыбкой говорит Ибрагимов.

Перед началом работы Мамеда «накачали» информацией: в течение недели в систему загружали данные о городе, крепости, исторические справки, интересные факты. Мамед умеет рассказывать анекдоты, читать стихи, например, Расула Гамзатова, танцевать. А еще шутить: на вопрос, сколько ему лет, робот отвечает, что он чуть младше крепости Нарын-кала. Промобот говорит на трех языках: русском, английском, турецком. Но пока он не умеет самостоятельно распознавать язык, на котором к нему обращаются посетители. Сотрудники музея, приставленные к Мамеду, «помогают» роботу, нажимая на кнопки.

– Начиная от бабулек, заканчивая детьми, опять к нам пошли люди. Приходящие в первую очередь спрашивают Мамеда, – отмечает директор музея.

Память промобота способна вместить до полутора тысяч фотографий посетителей. И если каждое фото подписать, то Мамед будет знать посетителей в лицо и обращаться по имени. Пока же гид называет женщин «красавицами», а мужчин, соответственно, «красавчиками». Мамед может отвечать на «Салам алейкум» и протягивать руку для приветствия. А на фразу одной из посетительниц: «Дай пять», – умная машина заметила, что у него всего четыре пальца, поэтому это невозможно. И глаза Мамеда сразу стали грустными, а уголки электронных губ поползли вниз.

Кто-то поинтересовался у робота, есть ли у него девушка. Мамед сначала засмущался, опустив взгляд, а потом ответил, что есть. В глазах робота появились два больших мигающих красных сердца.

– Правда, она еще об этом не знает, – добавил Мамед и рассмеялся.

Но это дело поправимое, уверен Али Ибрагимов.

 

– К весне мы планируем подобрать ему пару. Ближе к маю у него может появиться и невеста, – делится планами о покупке второго промобота директор музея.

 

Робота для музея закупили спонсоры, в бюджете культурного учреждения таких средств нет: стоимость машины около 1,8 миллиона рублей.

– Но мы пошли по другому пути. Попросили наших друзей в частном порядке, сказали, вот вам проект, стоит он полтора-два миллиона. Вы профинансируйте, пусть робот днем будет у нас. А у вас вечером, допустим, на корпоративе. Робот зарабатывает вечером для вас, а днем он наш сотрудник музея, который привлекает посетителей.

– Перед юбилеем было 15 интерактивных тем, – рассказывает Ибрагимов. – Например, чтобы музыкальные инструменты звучали при приближении к ним. Такое есть в музее в Баку. Есть еще такая идея: вы фотографируетесь на светлом фоне, «примеряя» виртуальный костюм народов Дагестана, выбираете. А потом получаете фото уже в одежде.

Другой проект – 3D-макет ханского дворца. Смотришь в бинокуляр – и будто бы попадаешь внутрь.

– Первое, чем я сейчас буду заниматься, – это лифт в зиндан (подземная-тюрьма. – «МД»). Можно приспособить для виртуального обозрения большой зиндан. Человек спускается на глубину больше девяти метров. Там полумрак, подсветка, скелеты где-то в углу лежат, а где-то пленник. На несколько минут спустился, можно сделать фото. Это же интересно. Технически не сложно, – уверен Ибрагимов.

Но для осуществления всех задумок нужны немаленькие средства.

– Частично мы будем реализовывать проекты за счет своих средств, частично – за счет спонсоров. Для тех вещей, которые могут финансовую доходность дать, мы привлечем компаньонов. Скажем: ребята, вы зарабатываете себе, а нас – популяризируете. Но вложите сюда сначала. Думаю, все будут в плюсе.

Анастасия Расулова (Молодежь Дагестана)

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 27 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика